Главная / Рассказы / Танец в одиночку. Глава первая

Танец в одиночку. Глава первая

 Тяжелый день

Он ушел-          Алло.
-          Алло, привет.
-          Привет. Я прилетела. Я дома.
-          Хм, здорово.
-          Как твои дела? - сжимаю трубку горячими руками.
-          Нормально. Ты седня целый день будешь отдыхать?
-          Ну вообще-то нет. Мне нужно уже через час ехать в универ сдавать книги.
-          Так срочно?
-          Ага. (Дурак ты, дурак, если бы я не хотела увидеть тебя, триста раз поехала бы я в этот долбаный институт). Я затянула со сдачей книг, мне не распишутся в дипломе.
-          Когда ты поедешь?
-          Через час (Странный у него голос. Как будто он говорит не с любимой девушкой после двухнедельной разлуки, а... а с одногрупницей об организации выпускного... хотя вряд ли он бы стал утруждать себя организацией чего-либо Неудачное сравнение).
-          Значит, через час...
-          А ты что сегодня делаешь?
-          У меня встреча с друзьями через полтора часа. Идем на бокс.
-          Аааа. Понятно. (Долбаный бокс. Долбаные друзья). А где находится бокс?
-          На соседней станции метро. Знаешь, я через час встречу тебя у подъезда и провожу до метро.
-          (Наконец-то ты это сказал. Ура.) Хорошо. Значит, через час.
-          Мгм.
-          Ну давай, пока. До встречи.
-          Пока.
Осторожно кладу трубку и начинаю прыгать по квартире и визжать от восторга. Милый мой, любимый, уже через час я увижу тебя, уже через час ты меня поцелуешь! Я приехала в пустую квартиру, никто не будет за мной следить, я смогу хоть все ночи подряд разговаривать с тобой по телефону и гулять с тобой допоздна! Неужели возможно такое счастье? Я ждала этого все три недели, пока мы не виделись. Каждый день моего отдыха я вспоминала о тебе. Ни о чем другом не могла думать. Загорая на пляже, купаясь в море, танцуя в ресторане, я постоянно была с тобой. Каждый раз, когда я закрывала глаза, передо мной вставала каждая деталь каждого дня, который я провела с тобой. Когда воспоминания подходили к концу, я начинала с начала. И так все три недели. Я продолжаю визжать и быстро разбираю чемодан. Я раскидываю все вещи по полкам, протираю сумки от дорожной пыли и подбегаю к зеркалу. Нет, я не буду специально наряжаться, чтобы ты не подумал, что я схожу с ума. Я схожу с ума, но тебе лучше этого не знать. Это тебе совершенно ни к чему. До нашей встречи осталось пятнадцать минут. Я принимаю душ и подхожу к зеркалу. Да, я довольна. Для приличия надо бы найти книжки, которые необходимо сдать. Да, и одеться было бы очень уместно. Смска. «Я внизу, выходи».   Никогда еще ты не был таким красивым. Ты стоишь напротив подъезда, высокий, сильный, и твои светлые волосы золотятся на солнце.  
- Давай сумку.  
- А ты не надорвешься? (Ты меня не обнял. Запомним. Запомним.) (Про поцеловать я вообще молчу. Ничего, ничего, буду улыбаться, как будто так и надо.)
 Ты улыбаешься, и мы идем к метро. Что-то внутри меня холодеет. Ты не берешь меня за руку, как всегда, просто идешь рядом и несешь мою сумку. Если ты думал, что я сама не смогу донести до метро свою сумку, ты ошибаешься. Я весь год протащила ее на себе, по метро, по улицам, по паркам и по лестницам. Мне можно давать медаль «За самый долговременный бег с препятствиями и восьмикилограммовой нагрузкой». Нет, конечно, приятно, что ты ее несешь, но я ведь не из-за того три недели не спала ночами и страдала от галлюцинаций, видя твое лицо в каждом кусте. Неужели я не заслужила даже .... Даже ласкового прикосновения руки? Я выпрямляюсь, натягиваю на лицо полуулыбку и говорю:
- Ну что? Мне рассказать тебе про мой отдых?
- Да нет....   В принципе, я и так понял по твоим смскам, что ты только мыла там полы. Хм. Я действительно начинаю мыть полы, когда мне тоскливо. Не надо было тебе об этом говорить. Равно как и о том, что я по тебе, засранцу, тосковала.
- Расскажи про что-нить другое, - говоришь ты, насмешливо глядя на меня.
- Прелестно. Ну давай поговорим о погоде. По-видимому, больше говорить осталось не о чем. На море погода была преимущественно теплая, даже жаркая, под сорок градусов. В последние несколько вечеров дул сильный ветер, штормило. Дождей не было. Синоптики говорят, что в первой декаде июля ожидаются грозы. На черноморском побережье. Теперь твоя очередь, дорогой. Про погоду в Москве.
 Я украдкой смотрю на тебя и перевешиваю свою маленькую сумочку на другое плечо, чтобы если что, тебе было удобнее взять меня за руку. Я уже, в принципе, догадываюсь, что ты вряд ли будешь меня брать за руку, но вдруг. Не нравится мне все это.
- Погода в Москве... - машинально отвечаешь ты... - Было дождливо, пасмурно.
 Все. После этого ты молчишь. Ну молчи, молчи. Я тоже не буду ничего говорить. Будем идти молча, как два дундука. Если ты думаешь, что я сейчас выпрыгну из одежды в попытке тебя развлечь, ты ошибаешься. Милый, я так ждала этой встречи. Видимо, я СЛИШКОМ ждала этой встречи. Когда слишком чего-то ждешь, все плохо заканчивается. - Я много думал в эти три недели, - ты многозначительно смотришь на меня. - Да ладно, - отвечаю я. - (Ты? Думал? Когда мужчины начинают думать, ничего хорошего не жди. Начало плохое).
 Я чувствую, что вот сейчас должен начаться тот разговор, ради которого ты целых десять минут шел к моему подъезду и ради которого ты пятнадцать минут несешь мою сумку. Итого двадцать пять минут.
 - И что же ты надумал? - говорю беззаботным веселым голосом.
- Я надумал, что я не готов к серьезным отношениям, которые тебе нужны. Я ничего не хочу менять в своей жизни. Мне нравится моя жизнь. Я не изменюсь. Ты очень мне нравишься, но...
- Но не настолько, - говорю я. - Продолжай.
 Я инстинктивно выпрямляю спину. Улыбку приросла к моим губам. Хорошо, что скоро метро. Можно будет выплакаться там. Там никому до меня не будет дела.
- Я подумал, что лучше сразу сказать всю правду, чтобы потом не было больно, - спокойно продолжаешь ты.Девушка плачет в метро
- Я понимаю.
 - Ты ничего не скажешь? - прерываешь ты затянувшееся молчание.
- Если честно, мне нечего сказать, - я пожимаю плечами. - Спасибо, что сказал всю правду. Спасибо за честность.
 Мы приближаемся к метро. Еще пять минут, и моя истерика начнется. Надо бы по-быстрому все это закончить.
- Словом, я понимаю, что ты ничего не хочешь менять, - я спокойно смотрю на тебя. У меня занемела левая рука. Я не чувствую ее. Я не могу согнуть пальцы. Ты так же спокойно смотришь на меня своими чуть насмешливыми голубыми глазами.
- Ну хоть подарок с моря я могу тебе подарить в таком случае? На память? Ты немного удивлен, по-видимому. Извини, милый, что не забилась в истерике и даже не уронила скупую мужскую слезу. Прости, не оправдала ожиданий. Я достаю из сумки перламутровую ракушку. Я долго думала, что бы привезти тебе. Я никогда не знала, что вообще дарят мужчинам, поэтому решила выбрать ракушку, как память о море, солнце и о тех днях, в которые ты писал мне о своей высокой бессмертной любви. Никогда не забуду, милый. Никогда. Даже когда буду лежать в гробу и в белых тапочках. Ракушка небольшая, белая, чистая, блестящая, отливает нежно-розовым цветом. Ничего лишнего. Я отдаю ее тебе.
- Она маленькая, извини, я просто не знала, что выбрать. Никогда раньше не дарила подарки мальчикам.
- Я же говорил тебе, что главное не подарок, а отношение.
Да, милый. Тут ты прав. Главное не подарок, а отношение. Моим отношением ты только что запустил мне назад, в мою глупую и некогда радостную физиономию. Ты с любопытством смотришь на меня.
- Ну я пошла. Хорошо тебе позаниматься боксом, - говорю я и улыбаюсь. Забираю свою сумку.
- Удачи!
- Пока, - говоришь ты, и напоследок я с легким злорадством замечаю озадаченность в твоих глазах. Что ж, по крайней мере, я довольна собой. Почти десять минут я спокойно шла рядом с тобой и даже улыбалась, пока ты всаживал нож мне в сердце и пару раз проворачивал его в ране. Хорошо, что ты не понял, как мне больно. В метро явственно ощущаю, как все тело немеет. Пальцы на левой руке не сгибаются и торчат в разные стороны. Я сажусь в полупустой поезд, кладу сумку на колени и начинаю плакать. Первые несколько мгновений я жду, что вот, в закрывающуюся дверь сейчас заскочишь ты, схватишь меня за руку, скажешь, что это была.. шутка. Или временное помрачение мозгов. Или мужские критические дни. Но нет, двери закрываются, поезд трогается, я сижу одна на полупустой скамье. Поначалу слезы очень живописно и трогательно текут по мои щекам. Я читала где-то историю о том, как девушка после каких-то неурядиц шла по улице и плакала, и к ней подошел красивый молодой человек, и стал утешать ее, и через полгода они поженились. История красивая, конечно. Я поначалу думаю, что было бы прикольно, если бы это случилось со мной. Я сразу же представила, как в этот же день возвращаюсь домой с кем-нибудь молодым и красивым, в чьих глазах светится ум и благородство; и навстречу идешь ты, с бокса, со своими тупыми гребаными друзьями, и недоуменно смотришь на меня. А я ласково улыбаюсь, пожимаю плечами и иду дальше, взяв своего спутника под руку. Оооо, это была бы прелесть, а не картина. Это вознаградило бы меня за все.
 Но потом я вспоминаю твои руки, твои губы, твои глаза, твои светлые густые волосы и вдруг с острой болью осознаю, что мне никто не нужен. Никто кроме тебя. От этого совершенно ужасного безнадежного чувства, я начинаю рыдать в три ручья, все мое тело становится одним болевым спазмом, который заставляет всю меня сотрясаться от плача. Меня не волнует, кто и что подумает обо мне, я просто чувствую, что я должна освободиться от этой боли, выплакаться. Вагон постепенно заполняется. Какой-то пожилой мужчина склоняется надо мной, берет меня за руку и говорит очень спокойно и очень тепло: «Никто и ничто не стоит таких слез, милая девушка. Все будет хорошо, все у вас будет хорошо». Он снова пожимает мою одеревеневшую руку и выходит из вагона. 
Я плача сдаю книги в библиотеку, плача расписываюсь в каких-то бумажках. Наша куратор с тревогой заглядывает мне в глаза. «Все в порядке?» - спрашивает она. «Да, да, - отвечаю я. - Просто день очень тяжелый».

А. А-ва

Глава вторая


Комментарии (7)

Kevlyn2016-06-19 04:16:39
A plalisngey rational answer. Good to hear from you.

я2010-01-27 23:04:39
очень хорошо понимаю героиню. наверное, как и половина женщин в мире. это очень больно, но заживает рана. главное не озлобиться на весь мир и на всех мужиков.

Эмилия Розанова.2009-12-06 14:19:24
В повести,предложенной вашему вниманию, нет ни слова неправды. Все основано на исключительно реальных событиях.

Читатель2009-11-24 16:08:21
Каждый мужчина желает, чтобы его так любили.Как и каждая женщина.Но, мы сдерживае себя, свои чувства.Возможно это все-таки правильнее, чем их не сдерживать.Хотя рассказик этот по моему надуманный, какой то искусственный.

matrosik872009-11-24 07:04:21
Вот случайно набрел...прочитал...все таки иногда мы бываем редкостным г*вном...

Просто я2009-11-23 22:15:01
Мой любимый сейчас далеко,очень скучаю...Прочитала,и слёзы на глазах...

Луиза2009-11-15 11:58:21
Спасибо. С удовольствием прочитала. Прекрасно понимаю героиню. Думаю я бы повела себя так же.Очень чувственно. С удовольствием прочитаю продолжение!


Страницы:  1
Имя:
Комментарий:
Ассоль: оформление свадебного зала тканями
Яндекс.Метрика